23:06 

И всё горит, и ты горишь.

Моя бывшая подруга/бывшая девушка хочет себя убить.
Она хочет себя убить, потому что я не хочу продолжать с ней отношения.
Я не уверена, является ли "моя жизнь - ебаный ядерный пиздец" прямым логическим выводом из этих предпосылок, но всё же.
В понедельник я прихожу домой, и меня почти сразу накрывает: я кричу до головной боли, избиваю кухонный шкаф, оседаю на пол, издаю лающие всхлипы. Звоню Надин, уже успокоившаяся, мы говорим два часа о каких-то пустяках, главным образом пересказываем друг другу похождения наших питомцев - четвероногих и двуногих. (на самом деле, отдельная благодарность крысе Йожи, потому что её похождения отвлекают меня в течение этой недели). Выйдя из разговора, я обнаруживаю, что Птыц обо всём догадалась. Это не самый приятный разговор.
Во вторник она поджидает меня у подъезда, и это безумно страшно, и я почти кричу, и когда в какой-то момент я картавлю на слове "правда", а она смеётся и говорит "повторите это ещё раз", я на секунду чувствую желание её ударить. Я удерживаюсь. Мне удаётся вырваться, я хлопаю дверью подъезда, я влетаю в лифт и плачу, плачу, плачу, пока не отпускает. Вечером с её аккаунта приходит вопрос от её мамы, почему она всё ещё не дома. Я переживаю самые страшные двадцать минут моей жизни. Она всё же оказывается дома. Она говорит со своей мамой. Её записывают к психологу. Я верю, что всё хорошо [спойлер: я не права].
В среду меня страшно подставляет новая знакомая, С. играет со мной в игру "может быть, проблема в вас?", а я прихожу домой и плачусь маме, и мама, конечно же, за меня горой в любой ситуации, как же иначе.
В четверг тихо. Я отказываюсь от идеи заниматься чем-либо общественно полезным.
В пятницу я еду домой с Надин, помогаю ей составить вариант экзамена для одиннадцатых прямо в метро. Женщина рядом подсказывает нам слово, спрашивает, для кого мы делаем вариант, Надин считает, что это безумно, я считаю, что это нормально. Я рада, что грохот оранжевой ветки позволяет нам переговариваться только по делу, потому что на тот момент мне уже безумно надело вести разговоры о том, что меня действительно беспокоит. Вечером я зачем-то решаю сообщить ей своё решение. Это ошибка.
С вечера пятницы я выслушиваю пять стадий горя. Она использует все тактики. Она то рассказывает, что понимает, что у меня всё болит (мм, спасибо), то просит вернуться, перед этим заявив, что понимает, что я не смогу, то просит отпустить её умереть (???). Я не схожу с позиции. Это легче в переписке, потому что в реальной жизни мне закрадывается мысль "а может, это мне стоит убить себя, чтобы было проще?" (к счастью, она задерживается на доли секунды, но сам факт её появления пугает). Сегодня на меня накатывает желание причинить себе боль, но почему-то я вспоминаю однажды подсмотренный способ - рисовать на себе - и, как ни странно, он помогает. У меня на бедре радужные цветы, и желания резать себя у меня нет.
Что, впрочем, не означает, что мне не больно и не страшно. Каждый вариант моего будущего представляется мне всё более страшным. Я немного боюсь выходить из подъезда. Я боюсь открывать мессенджеры. Я боюсь обнаружить там сообщение от её имени, написанное не ей. Я боюсь обвинений. Я боюсь отсутствия обвинений.
Я понимаю, что никто из немногочисленных читающих этот дневник не подписывался на подобные излияния, но так почему-то легче.
Может быть, вам тоже страшно.

@темы: the world turned upside down

URL
   

Хотите поговорить об этом?

главная